О критическом положении анестезиолого-реанимационной службы в городе Ульяновске и Ульяновской области

Аналитическая записка

Предлагаемый ниже анализ состоит из основной аналитической части (блок «А») и краткого обобщающего вывода, несколько выходящего за рамки исходной темы (блок «Б»). Блок «В» представляет собой, своего рода, правило или закономерность, прямо вытекающую из результатов приведенной ниже попытки анализа.


Блок «А»

1). Специальность «анестезиология — реаниматология» (АР) возникла относительно недавно, а в нашей стране получила какое-то практическое значение в начале 60-х годов ХХ столетия, и поначалу считалась и являлась по сути чисто вспомогательной отраслью медицинской практики. Существовавший на тот момент уровень хирургии, нормативы по смертности, определённые медицинские традиции, в том числе сформировавшиеся как результат ВОВ, позволяли медицинским учреждениям в своей повседневной деятельности довольно спокойно обходиться без анестезиологии и анестезиологов. Исключение составляли очень немногочисленные крупные специализированные центры. В значительной мере такое отношение к специальности пережиточно сохраняется и до настоящего момента. На самом деле реальное значение данной специальности и службы в структуре медицинской помощи претерпело радикальные изменения.

2). На данном этапе развития отечественной и мировой медицины служба АР безусловно относится к узловым и системообразующим. Это положение обосновывается следующими основными позициями:

а). Целый ряд видов медицинской помощи прямо невозможен без АР и отпочковавшихся от АР специальностей. Самым очевидным, но далеко не единственным примером является кардиохирургия. Практически же невозможно без АР-пособия существование современной торакальной хирургии вообще. Соответственно не существовали бы и специальности «кардиохирургия», «сосудистая хирургия», «торакальная хирургия».

б). Сколько-нибудь современные критерии курабельности — инкурабельности имеют смысл только исходя из существования службы АР, имеющей определённый уровень по кадрам, оснащённости, организации. Практически это обозначает, что от наличия и уровня АР-помощи в учреждении здравоохранения, городе, регионе, стране зависит, излечимо или неизлечимо то или иное заболевание, тот или иной конкретный больной (пострадавший).

в). Структура учреждения здравоохранения (УЗ), набор хирургических служб, структура оказания экстренной хирургической по дням недели находится в чёткой корреляции со структурой, мощностью и оснащением АР-службы. Ситуационное (ремонт, смена базы) или управленческое снижение уровня и возможностей службы ниже определённого уровня необходимо требует уменьшения объёма оказываемой экстренной помощи, уменьшает номенклатуру оказываемых пособий. Ликвидация или катастрофический развал службы неизбежно ведёт к практически полному изменению профиля и статуса УЗ.

г). Уровень учреждения здравоохранения (УЗ) в значительной мере определяется качеством, мощностью, оснащением службы АР. Такого рода зависимость носит как прямой, — перспективы тяжелобольного на выздоровление, — так и косвенный характер, поскольку от уровня АР-пособия зависит тяжесть и сложность оперативных вмешательств (прежде всего плановых), на которые могут решиться хирурги без создания неприемлемого уровня риска для больного.

3). Безусловно, структура, кадровый состав, оснащение службы АР с самого начала планируется исходя из предполагаемой структуры УЗ, и, в первую очередь, его хирургических служб, числа коек, средней хирургической активности и т.д., но, помимо этого, будучи однажды созданной служба и система АР обладает ещё и собственной динамикой развития. Разумеется, прежде всего это касается кадрового состава службы.

Главными показателями благополучия службы и отделения данного профиля служит хорошая обеспеченность рабочих мест физическими лицами, во-первых, и адекватное нагрузке естественное обновление кадрового состава, во-вторых.

Под первым следует понимать такой уровень нагрузки на врача\сестру, который не создавал бы дополнительного риска для пациента (из-за неизбежного распыления внимания между слишком большим количеством дел и оценочных параметров одновременно) и не оказывал бы при этом негативного влияния на здоровье персонала.

Адекватное нагрузке обновление кадрового состава обозначает такую замену новыми сотрудниками ушедших на пенсию по возрасту, состоянию здоровья и т.п., а также выбывших по другим причинам, при которой сохраняется постоянным количество сотрудников и общий профессиональный уровень. При этом признаками неблагополучия является, равным образом, как слишком быстрая смена персонала (нестабильность коллектива), так и избыток специалистов старших возрастных групп, предпенсионного и пенсионного возраста. Особенно неблагоприятным признаком является опережающее «вымывание» специалистов со стажем 8 — 15лет (в основном — первая квалификационная категория).

Благополучие данных показателей зависит от чрезвычайно большого количества факторов, тут и возможность профессионального роста, социальная и юридическая защищённость, условия работы, расстояние от жилища до места работы и обеспеченность транспортом, психологический климат в коллективе. Но прежде всего это, разумеется, уровень рабочей нагрузки на рабочем месте и уровень оплаты труда.

Несоответствие уровня оплаты труда профессиональным и психологическим нагрузкам на рабочем месте неизбежно ведёт сначала к медленной и незаметной, а потом все более быстрой и ускоряющейся деградации коллектива и службы АР в целом.

Внешние проявления этого слишком хорошо известны. Уходят достаточно опытные и квалифицированные специалисты среднего возраста, прекращается поступление новых кадров, падает численность специалистов и, соответственно, растёт нагрузка на остающихся. Возникающий таким образом порочный круг в современных условиях может привести к столь быстрой и резкой деградации службы, что со стороны это может произвести впечатление неожиданной и беспричинной катастрофы.
Речь идёт о таком уровне дезорганизации, при котором станет совершенно невозможной деятельность в прежнем режиме уже всего УЗ целиком.

4). Положение, сложившееся со службой АР в Ульяновской области, городе Ульяновске и отдельных УЗ города и области следует считать критическим, и, поскольку практически ничего не делается для исправления ситуации, а само наличие проблемы фактически замалчивается, наиболее вероятным сценарием дальнейшего развития событий при их «естественном» течении следует считать вариант катастрофический. Он соответствует невозможности оказания экстренной медицинской помощи населению на сколько-нибудь приемлемом уровне. Катастрофический развал работы в одном крупном УЗ региона неизбежно приведет к «эффекту домино» по всему региону целиком. В данном варианте дальнейшее замалчивание проблемы должностными лицами будет абсолютно невозможным.
Подобная ситуация сложилась в результате совокупного, постепенно нарастающего влияния факторов, действующих на протяжении длительного времени, и значительно усугубилась под влиянием чрезвычайно неудачных организационных решений самого последнего периода. Последние, к тому же, проводились в жизнь чрезвычайно грубо, поспешно, безответственно и без консультаций с общественностью, медиками-практиками и организаторами практического здравоохранения. Данный раздел, по сути, анализ причин негативного развития событий составляет основное содержание данной аналитической записки.

а). Тяжёлый труд, который не окупается. АР как специальность требует длительной подготовки, обширных и универсальных медицинских знаний, устойчивой психики, высокой подвижности психических процессов, хорошей реакции, добросовестности и достаточно высокого интеллекта. Одна из немногих специальностей, где квалификация ниже некоторого достаточно высокого уровня ведёт к трагическим последствиям неизбежно и спустя самое короткое время. В составе службы АР принципиально невозможна недобросовестная работа, поскольку это мгновенно становится очевидным для окружающих. Для специальности особенно характерна большая длительность психоэмоциональных нагрузок, постоянная работа в ночное время, невозможность полноценного отдыха, когда он настоятельно требуется, необходимость одновременной оценки большого количества параметров. При этом жёстко регламентированная «сверху» оплата труда мало отличается от оплаты труда других специалистов. С этим связана чрезвычайно высокая распространённость феномена «совместительства», так, что в неделю отдельные специалисты работают до 100 часов и более для того, чтобы обеспечить семью самым необходимым и, прежде всего, жильём. Подобная система функционирования обеспечивала относительную стабильность службы до распада Советского Союза, когда отсутствовало частное предпринимательство и специалистов необходимого профиля можно было подготовить в соответствии с директивой, в связи с существованием института «распределения». В наше время такая возможность совершенно исключена.

б). Наличие профессионального выбора. Возможность значительно более высокого заработка, определяемого исключительно рыночной конъюнктурой, при меньшей нагрузке естественным образом резко снизила привлекательность сложных специальностей, требующих долгой подготовки, в государственных структурах. Проще говоря, все меньше молодёжи идут в медицинские ВУЗ-ы, все меньшее число выпускников избирают себе работу, непосредственно связанную с лечебно-диагностической практикой, среди последних все меньшее число специалистов избирают специальности, требующие высокой квалификации, работы с тяжелобольными, и с высокой ценой возможной ошибки. Речь идёт в первую очередь об основных хирургических специальностях, родовспоможении, АР.

в). Моральное и «юридическое» давление при утраченном престиже. Связанное с изменением общественно-политического строя увеличение роли судов. Анестезиологи-реаниматологи являются едва ли ни самыми частыми фигурантами многочисленных «дел врачей», столь модных и широко освещаемых прессой в последнее время. Конкуренцию им в этом плане могут составить только акушеры-гинекологи в роддомах и немногочисленных отделениях, так или иначе связанных с акушерством. Возможность попасть под суд за профессиональную ошибку многих пугает настолько, что они предпочитают сменить специальность или найти место, не связанное с экстренной службой. Положение усугубляется постоянной критикой со стороны СМИ, широко тиражирующих отдельные случаи, критикой, как правило, недоброжелательной, крайне некомпетентной и, зачастую, носящей характер откровенной травли.

г). Отсутствие защиты и бесправие. Сохранившееся с предыдущей эпохи полное бесправие практического работника перед представителем работодателя. Плохо продуманные организационно-экономические эксперименты в сфере здравоохранения, инициированные людьми исключительно плохо представляющими себе истинные проблемы и будни здравоохранения (Зурабов и иже с ним), никак не обсуждаются с теми, кого они касаются непосредственно. Мнение работников практической медицины никого не интересует по определению. Коллективные договоры подписываются в атмосфере грубого диктата и запугивания со стороны работодателя, под угрозой репрессий, кар, немедленного увольнения, больше всего напоминая не договор равных сторон, а акт о безоговорочной капитуляции. Профсоюзная организация несамостоятельна, полностью подмята администрацией и носит, скорее, декоративный характер. Особенно парадоксально выглядит то, что представители администрации входят в тот же профсоюз, что и наёмные работники, которых они увольняют. Работодатель не берет на себя расходов по страхованию профессиональных рисков, связанных с неизбежными профессиональными ошибками, и возможным в связи с этим судебным преследованием. Представители администрации, сформировавшиеся преимущественно в прежнюю эпоху, в своей повседневной деятельности не рассматривают даже самой возможности того, что с подчинённым следует приходить к консенсусу, к решению, которое удовлетворяло бы обе стороны. Следствием любого несогласия является угроза репрессий, административной расправы, создания особо угнетающих условий труда и т.п. Вне зависимости от причин, по которым возникает несогласие, первым побуждением любого администратора этого типа является попытка «подавить бунт», любой другой исход, помимо успешной репрессии, даже решение, идущее на пользу делу, воспринимается, и как личное поражение и, одновременно, как дефект в работе руководителя. Люди, имеющие выбор, при прочих равных условиях предпочитают места, где меньше уровень постоянного утеснения, экономического грабежа, оскорблений и бесправия. Удерживает только приемлемый уровень дохода, когда он есть.

д). Возможность гражданского выбора и «внешние» факторы. Речь идёт о положении со специальностью АР в других регионах РФ и за границей. Дефицит специалистов АР не является исключительно Ульяновским феноменом. «Вымывание» специалистов данного профиля есть явление универсальное и носящее общемировой характер. Основные причины, — высокая нагрузка, долгая подготовка (и бедность во время ее), особо высокие «юридические» риски, — настолько существенны, что не перекрывают очень, порой, высокой заработной платы. Так, по итогам 2007 года, средний годовой заработок специалистов АР в США превысил 186 тыс. $ США, выведя их, таким образом, на первое место среди наёмных работников. Дефицит таков, что, с известными оговорками, в «развитых странах» на работу по специальности АР принимаются лица с дипломами СССР, Украины, РФ и ряда других стран бывшего СССР. В ряде случаев даже обучение языку происходит за счёт принимающей стороны. Специалисты, особенно молодые и бездетные, а также те, кто уже имеет значительный стаж и опыт (5 — 10 лет), обладают достаточно высокой социальной мобильностью для того, чтобы продолжить профессиональную карьеру в Москве, Санкт-Петербурге, и даже соседних регионах, предлагающих лучшие условия работы и оплаты. Работа по специальности в иных (в том числе — «развитых») странах на данный момент тоже является доступной при приемлемом уровне усилий.

е). «Естественное» выбывание специалистов. Причина, последняя по очереди, но не по важности: высокие психофизиологические нагрузки, работа ночью, инфекционный фактор, нередко — злоупотребление алкоголем и «профессиональное» употребление психоактивных веществ для снятия напряжения, способствуя развитию сердечно-сосудистых и иных заболевания, значительно сокращают жизнь, вызывая высокую болезненность и инвалидизацию. Для специалистов АР характерен «синдром профессионального выгорания», необратимо развивающееся равнодушие к судьбам больных и профессии.

Подводя своеобразный итог раздела (4), следует рассмотреть вопрос: по причине чего, при всех вышеприведённых обстоятельствах, служба АР до сих пор существует и остаётся работоспособной? Рациональных причин для дальнейшего существования службы АР в Ульяновской области, скорее всего, попросту нет. Не исключено, что некоторую роль играет возможность извлечения достаточно заметных побочных доходов из непосредственной профессиональной деятельности, скорее всего — в союзе со специалистами хирургических служб (Конкретных, твёрдо установленных данных нет! Если данное предположение совершенно беспочвенно, приношу извинения). Основной причиной сохранения непрочного статус-кво остаётся исключительная социальная пассивность и конформизм основной массы работников. К этой же группе причин относятся:

Относительно невысокая социальная мобильность ещё остающихся специалистов со стажем 25 — 35 лет, которым «некуда деваться».

Пережиточная боязнь специалистов, которые уверены, что администрация способна на любую жестокость для искоренения самой возможности протеста, и в этом найдёт полную поддержку на более высоких ступенях административной лестницы.

На самом деле управленческий ресурс, основанный исключительно на репрессиях уже практически исчерпан, поскольку не остаётся тех, кого можно «в бараний рог» и «калёным железом». Понимание этого факта, овладев основной массой специалистов, приведёт к череде конфликтов между сотрудниками и администрацией, не желающей в полной мере осознавать сложившегося положения, причём администрации, после очередных попыток репрессий, придётся уступать. Положение может стать настолько напряжённым, что администрация не сможет себе позволить наказаний даже за незаконные поборы, и будет вынуждена их покрывать.
В противном случае катастрофическое развитие событий уже не удастся скрыть от руководства города и региона, причём вина за развал неизбежно будет возложена на руководителей УЗ, т.е. на главных врачей и лиц, к ним приравненных.

5). Возможные и наиболее вероятные варианты попыток решения проблемы представляются следующими:

а). «Рефлекторный». Продолжение репрессивной политики при замалчивании проблемы. Наиболее вероятным результатом является увольнение части сотрудников для искоренения недовольства, и постепенный уход оставшихся от ставших непосильными нагрузок и морального давления. Крайним вариантом является перепрофилирование УЗ с резким сокращением номенклатуры и объёма оказываемой помощи под возможным предлогом «оптимизации». Промежуточный вариант — репрессия в отношении одних и соглашение с оставшимися.

б). «Консервативно-оппортунистический». Соглашение с коллективом службы АР или его отдельными представителями за спиной остального коллектива УЗ. При этом происходит перераспределение недостаточных средств в пользу «критической» службы. Возможно, такая деятельность будет объявлена «оптимизацией». Ведёт к нарастанию напряжения в коллективе УЗ и неизбежным попыткам шантажа администрации со стороны других служб. Исключение могут составить группы специалистов, извлекающих существенные, как минимум, сопоставимые с официальными, побочные доходы из выполнения прямых профессиональных обязанностей.

в). «Полуоткрытый». Частичное признание проблемы с попыткой получения дополнительного «адресного» финансирования на более высоком административном уровне. В случае успеха временная консервация ситуации. Требует высокого уровня сохранения конфиденциальности. Весьма возможно обвинение в некомпетентности организатора здравоохранения со стороны вышестоящего административного органа за то, что не обеспечил социальную стабильность в учреждении «своими средствами».

г). «Централизованный». Повышение оплаты труда отдельным категориям работников за счёт федерального бюджета на уровне законодательства или указа президента. Данный метод был применён В. В. Путиным для предотвращения окончательной деградации и краха участковой терапевтической и педиатрической службы. Такого рода решение проблем называется решением в режиме «ручного управления». Другое, менее благозвучное название того же, по сути, метода звучит, как «латание дыр». Метод, явно дающий результат, в ряде случаев совершенно необходимый, но совершенно неприменимый, как система. Решение на самом высоком уровне множества частных задач есть самый ресурсоёмкий способ управления.

д). «Кабальный». Попытка в той или иной форме возродить институт распределения. Часть студентов, обучающихся за государственный счёт или счёт заказчика получает целевое распределение в ординатуру или интернатуру. Попытка такого рода принуждения людей к сложному роду деятельности легко парируется методом саботажа, т.е. исключительно плохой учёбой или работой. Более дальновидные молодые специалисты уйдут сразу по окончании «принудительного» срока, выучившись и набравшись опыта, т.е. сразу после того, как начнут представлять собой хоть какую-то ценность. Таким образом в развитых странах обеспечиваются специалистами крупные муниципальные госпитали «для бедных». Злоупотребление таким подходом приведёт попросту к сокращению желающих заниматься медициной и поступающих в медицинские ВУЗ-ы вообще. Кроме того, метод плохо пригоден в качестве экстренной меры в силу естественной инерционности.

е). «Рецептивный». Суть его состоит в привлечении кадров специалистов из других регионов, где АР избыток. Эффективный, неизбежный в крайних случаях способ решения проблемы, с одной оговоркой: принятые перед привлечёнными обязательства придётся выполнять. Это автоматически обозначает высокую, выше, чем на прежнем месте, оплату труда и, почти неизбежно, предоставление отдельного жилья. Достижение консенсуса с имеющимися кадрами во всяком случае окажется дешевле.

ж). «Автономизированный». Руководитель УЗ самостоятельно решает, как распределять средства, полученные из всех источников, и несёт двойную ответственность: за выполнение неких статусных гарантий по объёму и номенклатуре оказываемых услуг перед региональным или муниципальным руководством, во-первых, и за расходование средств перед органами финансового контроля, во-вторых. Метод представляется наиболее перспективным, но чреват злоупотреблениями и произволом на первых этапах, встретит самое решительно сопротивление со стороны должностных лиц вышестоящего уровня, частично теряющих контроль за значительными финансовыми потоками, и требует отмены целого ряда законодательных актов последнего времени.

з). «Упрощенная схема». Получение региональным руководством разрешения на обучение специальности в формате одногодичной интернатуры, или даже переподготовки специалистов иного профиля за полгода или в более короткие сроки. Специалисты, подготовленные по таким схемам, будут заведомо иметь меньшие права в силу принятых на себя Россией международных обязательств.
Список является открытым. Автор оставляет за собой право продолжить его и приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц. Следует добавить только, комбинация различных подходов из списка не только высоко вероятна, но и практически неизбежна.

Суть другого примечания состоит в том, что даже немедленное, в два раза, повышение РЕАЛЬНЫХ доходов врачей и сестёр служб АР без принятия дополнительных мер будет обозначать только замедление деградации коллективов, а отход от критического состояния службы начнётся в лучшем случае через 2 года. Причина понятна: те, кто уходил от низкой зарплаты, будут уходить от избыточной нагрузки туда, где нагрузки не столь высоки.

Блок «Б»

Суть обобщающих выводов, полученных на основе анализа только одной частной проблемы системы здравоохранения следующая:

1). Наличие даже элементов рыночной экономики и частного предпринимательства совершенно несовместимо с избыточно централизованной системой финансирования и регламентации работы основных систем социальной сферы: массового здравоохранения, низшего, среднего, средне-специального образования, охраны общественного порядка, системы УИН и ряда других. Привычно не решаясь ни на какой социальный протест, требующий хотя бы минимальной личной ответственности, граждане РФ попросту не избирают совершенно необходимых для существования общества и государства профессий, поскольку они сложны, трудоёмки и плохо оплачиваются. Не идут на рабочие места, не гарантирующие им ничего, кроме полнейшего фактического бесправия перед администрацией. Квалифицированные работники постепенно уходят по естественным причинам, а на их места идут в лучшем случае те, кому не досталось места в частном бизнесе. В худшем они вообще остаются без замены. Без профессионалов высокого уровня, с долгой и дорогостоящей подготовкой, большим опытом работы, в том числе – в одном учреждении, деградация и распад в вышеперечисленных областях деятельности неизбежен, что мы и наблюдаем в действительности.

2). В сложившейся демографической ситуации данная проблема принципиально неразрешима насильственными методами. В стране нет избытка здорового трудоспособного населения. Выходцы из богатых слоев населения не пойдут на низовую работу в системе здравоохранения, народного образования, правоохраны из-за низкой оплаты и плохих условий труда. Для представителей среднего класса такого рода служба допустима, как вариант, на протяжении очень недолгого времени, в самом начале карьеры. Выходцы из социальных низов, для которых профессиональная карьера в данных сферах могла бы сыграть роль своего рода «социального лифта», в подавляющем большинстве случаев имеют исключительно низкий уровень и качество образования, плохо развиты психически, зачастую криминализованы и глубоко аморальны. Все это, наряду с крайне широко распространённым в данной среде алкоголизмом, делает маловероятным получение ими высшего или качественного средне-специального образования и, тем более, хотя бы удовлетворительную работу по сколько-нибудь сложной специальности.

3). В связи с этим представляется совершенно недостаточным принятие согласно стандартной процедуре каких-либо административных решений, даже самых продуманных. Необходимым условием для достижения желаемого результата является изменение базового подхода к кадровой политике в данных областях.

а). Руководителям коллективов должны быть предоставлены значительно более широкие полномочия (пункт «ж» 5 раздела блок «А») в хозяйственной и финансовой деятельности, нежели сейчас.

б). Трудовой договор, коллективный или индивидуальный, должен стать реальным соглашением между двумя равными сторонами, а не подобием кабальной грамоты, в которой интересы работника полностью игнорируются, а сам он полностью лишён возможности ставить какие-либо условия.

в). Вмешательство администрации в деятельность профсоюзов должно быть совершенно исключено, если не фактически (в полной мере этого нет нигде), то хотя бы на уровне официальных процедур. Демонстративное игнорирование самой сути профсоюзной деятельности, подчёркнутое отношение к ней, как к чему-то, не имеющему никакого реального значения совершенно естественно воспринималось в советский период, но в настоящее время достоверно отмечается сотрудниками, влечёт за собой циничные высказывания и заметно усиливает социальное напряжение. В сложившейся ситуации полезным будет уже простое соблюдение процедуры.

г). Чрезвычайно желательно, чтобы были несколько изменены нормы и тон общения администрации и подчинённых. Нервозное отношение администрации к наличию собственного мнения у подчинённых неразумно, даже если оно не совпадает с мнением администрации. Оно может оказаться конструктивным и, во всяком случае, должно обсуждаться. Особенно в тех случаях, когда работник зарекомендовал себя в качестве здравомыслящего, опытного члена коллектива, заинтересованного в успешной деятельности учреждения. В настоящее время любое собственное мнение воспринимается с неоправданной нетерпимостью, как злостное нарушение дисциплины, направленное на подрыв авторитета администрации, — с соответствующей реакцией. Прямая критика «снизу» совершенно исключена и, как правило, влечёт за собой репрессии или прямую административную расправу. Это, безусловно, представляет собой давнюю, устоявшуюся традицию, которая в изменившихся условиях становится прямо деструктивной.

Пункты с «б» по «г» могут показаться чем-то, затрудняющим администрирование, но на самом деле являются условием сохранения элементарной управляемости ситуации в перспективе уже ближайших двух-трёх лет.

Как это очевидно любому непредубеждённому наблюдателю, ведущий тренд государственной политики в области образования, здравоохранения, охраны общественного порядка, исполнения наказаний прямо противоположен сути предлагаемых изменений. Это может иметь только два реальных объяснения.

1). Отсутствие обратной связи в обществе. Массы практически полностью потеряли возможность влиять на принятие административных решений, непосредственно их касающихся. Явление носит универсальный характер: от федерального уровня и до уровня отдельно взятого учреждения. Лица, принимающие решение, не знают реального положения дел, поскольку оно тщательно от них скрывается недобросовестными и некомпетентными подчинёнными, и никак не зависят от успеха или провала порученной их заботам сферы деятельности.

2) .Указанные сферы деятельности на самом деле не считаются сколько-нибудь существенными, и забота о них является сугубо декларативной.

В связи с вышеизложенным наиболее вероятным сценарием развития событий в основных сферах государственной и муниципальной деятельности является дальнейшая прогрессирующая деградация вследствие провальной кадровой политики и полная потеря управляемости вследствие отсутствия обратной социальной связи. Явными признаками тому являются примеры, тиражируемые официальными СМИ: в последнее время частные проблемы, относящиеся к сфере деятельности муниципальных чиновников, все чаще требуют вмешательства со стороны премьер-министра и президента страны. И — достаточно часто не исполняются даже в этих случаях.

Другим следствием будет грубая, стихийная «приватизация» данных сфер, услуги которых на самом деле относятся к наиболее необходимым для населения. На данный момент признаками этого являются: платное лечение, платное образование, платные «дополнительные» услуги при лечении, платная охрана, частные охранные агентства, незаконные поборы в здравоохранении, образовании, правоохранительной деятельности. В дальнейшем следует ожидать появления большого количества плохих частных клиник, зачастую – с полу-подпольным характером деятельности, распространение частных школ, переход т.н. «репетиторства» в фактически основной способ получения образования, распространение «народных дружин» и других форм самоорганизации граждан, направленных на собственную защиту, и тому подобные явления.

Наконец, низкий престиж, низкий уровень оплаты, тяжёлые условия труда в наиболее важных сферах государственной деятельности ведут к своеобразному феномену: руководители «богатых» или удалённых регионов начинают выплачивать работникам т.н. региональные «надбавки», порой значительно превосходящие нормативный оклад. Таким образом автоматически на ключевых службах и постах формируются группы людей, сориентированных прежде всего на региональные или клановые интересы.

Блок «В»

Если термином «социальный паразитизм» обозначить такое положение, при котором индивид, социальный слой, сословие или общественный класс потребляют определённую долю общественного продукта, ничего не давая взамен, а в качестве продукта любой правящей («управляющей») группы обозначить их услуги по организации, интеграции и координации, оказываемые обществу и тем самым повышающие эффективность общественного труда, то на основе вышеизложенного можно сформулировать следующее правило:

Положение любого лица, занятого управлением, правящей группы, сословия или класса стремится к положению «социального паразитизма» по мере ликвидации или деградации существующих в обществе «обратных связей», поскольку при этом эффективность управления неизбежно падает по объективным причинам, причём на действие закономерности никак не влияют собственные намерения и добросовестность управляющих.

Самый честный, добросовестный, радеющий об успешности порученного ему дела управленец (менеджер в бизнесе, государственный чиновник) вне зависимости от своей воли является социальным паразитом, постольку, поскольку в управляемом обществе (его части) отсутствует обратная связь. Чем меньше эффективность обратной связи, тем выше степень паразитизма, при полном отсутствии обратных связей управляющая надстройка превращается в «абсолютное зло», не только потребляющее общественный продукт, но и дезорганизующее деятельность общества.

Судя по всему, справедливо и обратное. При однажды установленной эффективной системе обратных связей в обществе даже субъект лично аморальный будет вынужден давать общественно полезный продукт в виде управленческих решений, а в противном случае будет тем или иным способом устранён.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>