Архетип и развитие

Существует ряд случаев, когда анализ проблемы требует синтетического подхода, не химеры, объединяющей в своем облике разнородные, случайные, показавшиеся подходящими составляющие, а именно синтез, объединение различных аспектов одного и того же явления. Целью этого может быть только одно, — принятие правильного решения на основе правильной оценки.
Ставя перед собой в качестве цели развитие России, кажется чрезвычайно важным определить, какое направление, какой путь для этого будет для страны и народа естественным, не идущим вразрез с природой страны и населяющих ее этносов.
В качестве одной из компонент предлагаемого синтетического подхода представляется удачным представление об этносе, как о населении, вполне приспособленном к жизни в каком-то обладающем своими особенностями ландшафте. Выработавшем такие способы ведения хозяйства, быта, взаимоотношений и психологии, которые позволяют находиться с таким ландшафтом в равновесии неограниченно долгое время, пока не изменится по тем или иным причинам сам ландшафт. Существуют этносы, приспособившиеся к кочевой жизни в пустыне, и они радикально отличаются от кочевников сухих степей или, тем более, степей влажных.
При смене такого «вмещающего» ландшафта народ либо приспосабливается, либо погибает, но главным соображением здесь является то, что, приспособившись к новому ландшафту, он становится по сути другим народом. Даже не осознавая этого. Даже сохранив прежний язык. Либо – погубить новый вмещающий ландшафт, превратив его в пустыню, либо – вымереть, не успев этого сделать, либо стать другим народом. Четвертого варианта, похоже, попросту нет.
С этой точки зрения естественным способом развития в идеале является такое, которое позволяет извлечь из вмещающего ландшафта большее количество ресурса, не приводя к его деградации, разрушению, опустыниванию, превращению в «бедленд». Земледелец находит способ обработать больше земли, разводя тягловый скот, выводя новые его породы, создает машины для обработки земли и уборки урожая, для чего создает металлургию, машиностроение и т.д., развивая физику, термодинамику, материаловедение. Земледелец вырабатывает способы ирригации, не нарушающие равновесия в гидросфере. Он находит способы сохранять плодородие земли и защищать урожай, развивая для этого химию. Он разводит и сберегает скот, создавая зоотехнику и ветеринарию, которая на стадии цивилизации становится «научной». Он развивает биологию для выведения новых пород животных и сортов растений.
Земледелец строит дом в расчете на то, что Он Будет Стоять Всегда, таков если и не символ веры, то идеал, к которому стоит стремиться. Это обозначает не только прочность, ремонтопригодность и удобство, но, главное, то, что дом – не разрушит места, где стоит, не превратит его в помойку, в пустырь, в загаженный, непригодный для жизни ад. И то, что материал для его ремонта и подновления так же сохранится в ближайших окрестностях, как это было в самом начале.
Одновременно с появлением земледельческих обществ начиная с неолита во всем мире возникал счет времени, колендарь, и, естественно, астрономические наблюдения как обоснование всему этому.
Островитянин или обитатель побережий, соответственно, будет развивать ту же астрономию для того, чтобы находить путь в море, при успешном переходе к цивилизации – неизбежно создаст эффективную математику, разовьет текстильную промышленность под паруса и снасти, материаловедение – для корпусов, машиностроение – для верфей и двигателей – и т.д.
Разумеется, все вышеперечисленное – не более, чем грубая схема, и истинная картина развития цивилизации на самом деле неизмеримо богаче и сложнее. Какими бы простыми с виду ни были технологии, позволявшие процветать в данном ландшафте, последовательное совершенствование их может в итоге дать сколь угодно сложную цивилизацию. Разумеется, что при всех чертах сходства древнейших земледельческих обществ, будь то Египет или Юкатан, Междуречье или Китай, у них масса отличий, но принцип кажется понятным: естественно и гармонично в развитии то, что способствует еще более успешному и при этом неограниченному по времени пребыванию народа в данном ландшафте. Дисгармоничны элементы, противоречащие достижению единства с вмещающим ландшафтом. Стоит ли говорить также, что наличие дисгармоничных элементов в развитии любого этноса является практически неизбежным.
Разрастаясь, народ может разрушить ландшафт, по сути, породивший его, и либо гибнет, либо необратимо меняется, становясь, по сути, другим народом. Лучший из всех возможных вариантов, — это длительное развитие на значительных территориях, с постепенным формированием новых, но при этом пригодных для проживания ландшафтов. Так порождаются «семьи» народов с языками, имеющими общее происхождение: лучшим примером служит индоевропейская «семья» и, соответственно, группа языков. Так порождаются другие общности – суперэтносы, занимающие смежные, имеющие переходные зоны ландшафты.
Сознательно определяя пути дальнейшего развития одинаково глупым и пагубным является как некритическое восприятие чужого опыта, так и полное отрицание достижений других народов во имя сохранения традиций. Попытка жить по-английски в центральной Сибири приведет к неоправданным тратам и, скорее всего, ничего не даст: дома со стенами в два с половиной – три кирпича, одежду, отопление, манеру заготовки кормов и пищи, — наряду с другими мелочами, — все равно придется оставить сибирскими. А вот применение разработанных другими методов для выведения зимостойкого картофеля, фабрикации нержавеющих труб и создания мощнейшей телекоммуникации, наоборот, представляется весьма разумным.
Принцип прост, как грабли, незамысловат и лежит на поверхности: совершенствование своего архетипа, соответствия своему вмещающему ландшафту при помощи всех методов, как доморощенных, так и заграничных, и особенностью нашего времени является то, что недостающие способы жизни можно целенаправленно разработать или попросту заказать.
Спор между западниками и славянофилами, очень на самом деле небезобидное явление, основан на самом деле на трагическом недоразумении, поскольку правы и те, и другие, точно в той же мере, в какой те и другие ошибаются. И разрешение данной коллизии заключается не в выборе одного в ущерб другому, равно как и в создании однародной смеси двух подходов, а в синтезе того и другого, который заключается в сколь угодно высокотехнологичном развитии архетипа, остающегося неизменным. В преимущественном или просто обязательном, сознательном развитии именно тех технологий, которые являются развитием архетипических способов существования. Короткое лето – скороспелые сорта и породы, которые вполне-вполне окупятся при нашем изобилии пресной воды. Холодная зима – высокоразвитая и экономная энергетика, сочетающая «узловые» и «местные» источники энергии. Редкое население – всепроникающий и всеобъемлющий уровень телекоммуникации, телепедагогика и телемедицина, государственный банк справочных и учебных материалов по всем видам практической деятельности! Растянутость коммуникаций – технологии стандартного использования местных ресурсов, хоть и слабо концентрированных, зато с большой территории, и это будет выгодно, поскольку позволяет меньше возить на дальние рассстояния, и не зависеть от случайных сбоев в снабжении. Большие расстояния и связанная с этим разорительность дорог, — монорельсы, «струнный» транспорт, в конце концов опережающее и приорететное развитие производства экранопланов и экранолетов, ускоренное развитие НИОКР по теме ЭКИП.
Способы жизни между двумя нулевыми изотермами января, — от Бреста и до Курил, созданы давно, но только Русь и Россия создали такие их формы и довели до такого уровня, которые позволили поддерживать такой уровень жизни, при котором возможна цивилизация. И с одиннадцатого века по девятнадцатый существование подавляющего большинства населения практически не менялся, при этом позволяя жить и множиться, став самой многочисленной из всех европейских наций. В какой-то момент необходимость развития все-таки стала императивом, необходимостью, но проводилась она по «верхушечному» сценарию, навсегда расколов народ на более иле менее вестернизированную элиту, и народные массы, основой жизни которых оставались методы тысячелетней давности. Не нашлось класса, сословия, прослойки, которые догадались бы модернизировать с привлечением заимствованных методов свое, добиваясь вполне понятных широким массам целей, вместо того, чтобы брить бороды или носить одежду европейского покроя. Внедряли – а оно не приживалось, отторгалось, как пальма, привитая к осине, поддерживалось искусственно на протяжении одного-двух поколений, а потом деградировало и приходило в негодность.
Нам надо быстро, но предельно тщательно определить, какие из современнейших технологий обеспечат нам просто-напросто комфортное и устойчивое бытие на опушке леса рядом с речкой, которая замерзает зимой и выходит по весне из берегов. Если каких-то из технологий этого рода нет, то их надлежит разработать, позаимствовать, заказать. Это в условиях Российского мегаполиса можно оставаться китайцем, негром, евреем или грузином, а вот живя в единстве с ландшафтом России, можно быть только евроазиатом. Живя в единстве с ландшафтом, но при этом развивая цивилизацию, можно быть только русским, вне зависимости от языка и происхождения. Вопрос, собственно, только в одном: будут ли русские – нашими потомками, будут ли говорить на русском языке, или же нет. Если сделаем – наше историческое бытие приобретет гармонию, утраченную четыре века назад, то, что при любых внешних невзгодах позволяло переживать их, и, дождавшись более благоприятного времени, восстанавливать и приумножать силы.
Высказанное Д.Медведевым в Красноярске мнение относительно необходимости не квартиры, а именно дома, отражает, судя по всему, присущую ему развитую интуицию, это – в русле архетипического для России направления, выглядит совершенно правильным, но недостаточным.
Не только здание, но и установка для производства биотоплива, оптимального для данного климата и условий, и автомобиль для здешних условий, с куда большими, нежели это допустимо для других стран, ремонтопригодностью, простотой в обслуживании, прочностью, проходимостью. И энергоустановка, будь то, в зависимости от места, ветряк, микроГЭС на ручье, дизель на биогазе или на биотопливе, солнечная батарея, или какой-то гибрид разных способов, в зависимости от места, климата и типа ресурсов. И надежнейшая установка, объединяющая телевизор, надежную спутниковую связь и интернет. И дорогу неподалеку, но все-таки не совсем уж рядом с домом.
Речь не идет о том, что семей, живущих в стиле модернизированного архетипа, будет слишком много, но возможность работать на себя, не ходя ежедневно на службу, не имея всех «прелестей» большого города, но при достаточном камфорте, какое-то число людей все-таки привлечет. А главное, — такой вариант должен присутствовать! Страна должна позаботиться, чтобы он был. Многодетные семьи, зависящие только от своего труда и чуть-чуть – от погоды, кормящие себя и других, практически не зависящие от экономической конъюнктуры, которым – плевать на пресловутый глобализм, способные пережить практически любое общественное потрясение, как это всегда делали крестьяне, – и восстановить численность и структуру общества после любой социальной катастрофы. Высокоспециализированные клетки сложных организмов, такие, как нервные, склетных и сердечной мышц, тоже практически или полностью теряют способность к размножению, поручив эту функцию стволовым клеткам. Те – плодятся сами, по мере необходимости превращаясь и в любые другие, так и высокоразвитому обществу совершенно необходимы подобные же стволовые клетки, — и буфер, сглаживающий, гасящий потрясения, залог выживания страны и народа там, где другие, не имеющие ничего подобного, не выживут.
Период, когда стихийное развитие общества еще было допустимым, кончается, отпущенное нам время истекает, отдельные, имеющие свое назначение слои общества, классы, сословия, подобные дворянству, казачеству, крестьянству, следует научиться, наконец, проектировать и создавать. И единственным естественным и гармоничным путем к этой цели является целенаправленное развитие новых технологий, — и их целостных комплексов! – жизни в том или другом ландшафте.
Следует добавить, что, в отличие от других социальных проектов, определение, заказ, разработка технологий не только представляется более дешевой, но, что особенно привлекательно, не является рискованной. Максимум, чем мы рискуем, это отсутствие ожидаемого социального эффекта в среднесрочной перспективе, но и тут остаемся с набором образцов хорошего и нужного товара.
Похоже, что такого рода подход может представлять собой пример беспроигрышной стратегии, загубить которую можно только целенаправленно или же путем грубых и повторных тактических просчетов.
Люди, решившиеся на такое, будут новым казачеством по сути даже в джинсах и клетчатых рубахах, даже при спутниковых телефонах и на личных самолетах, — в отличие от ряженых в лампасах и с шашками, увешанных «Георгиями», заслуженными их предками. Новым дворянством даже в кабине комбайна или за доильным аппаратом, — в отличие от нарочито картавящих последышей с громкими фамилиями, занесенными в умершие «Бархатные книги». У них будут здоровые дети с твердыми моральными устоями, много умеющие и способные на любые усилия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>