Откуда дровишки?

Я, Александр Шуваев, мне пятьдесят лет. Век не век, а половина века(!) — будет, и среди этих лет были такие, где год за два — вполне честная пропорция. Долгие годы мне казалось, что мне нечего сказать людям, но за это время произошло столько всякого со страной, жизнью и временем, что материал естественным образом появился. Были свои интересы, обдумывал ряд проблем естествознания, будучи уверен, что действую на самодеятельном уровне, пока не начали получаться некоторые результаты, носившие неочевидный характер. Стал интересоваться, что опубликовано на эти темы настоящими учеными, и с удивлением обнаружил, что разработка этих тем либо носит крайне однобокий характер, не касающийся существа проблемы, либо очень поверхностны и наивны, либо вообще практически отсутствуют.
Так, например, даже само существование науки, именуемой теоретической биологией, как оказалось, до сих пор является спорным. То, что есть, за редчайшими исключениями (естественный отбор, закон Гомологических Рядов, концепция чистоты гамет, прозрение Крылова относительно полимерных цепей в качестве носителя информации, и др.) носит характер попыток с малопригодными средствами. Самое же главное, попытки эти даже в перспективе не обещают самого основного, — кардинального сокращения количества экспериментов, необходимых для решения вполне конкретных, носящих весьма практический характер задач. Тем более нет ничего такого, что напоминало бы формальную биологию, математический аппарат, который позволил бы по свойствам биологической системы – исчислить ее структуру, а по структуре объекта – его свойства и «предназначение».
Крупнейшие биологи, ставшие великими, получившие Нобелевскую премию, каким-то способом делали совершенно правильные и неочевидные выводы из экспериментальных данных, пользуясь присущей им от природы (это и называется быть умным человеком) прекрасно развитой «стихийной» логикой. При этом теоретическое мышление как отдельный, полноправный метод работы, как навык, то, что делает теоретическую физику отдельной специальностью, в биологии попросту не существует. Интересовала и интересует проблема происхождения жизни, проблема самой возможности «целесообразной» эволюции и возможные ее механизмы. Сколько-нибудь удовлетворительного решения этих проблем до сих пор нет и, похоже, не предвидится в ближайшее время. Несколько лет обдумывания если и не принесли ответа на данные вопросы, то, во всяком случае, позволили представить себе, о чем идет речь, дать хоть какое-то представление о структуре проблемы. Что надо обсудить и разработать хотя бы для того, чтобы одинаково понимать, о чем идет речь, потому что при описании общих проблем широко используются в высшей степени неопределенные термины из словаря общеэмоционального языка. Так, в качестве дисциплины, изучающей корректное, систематическое и однозначное описание биологической проблематики, методы и механизмы такого описания, родилась концепция метабиологии. Разумеется, определение весьма примерное, более подробное и обоснованное дано в основном тексте.
В качестве науки, призванной изучать совокупность явлений, к которым все известные нам проявления жизни относится, как подмножество, предложена концепция парабиологии. Это возникло исходя из логики, в качестве названия возможной области теоретических изысканий, но может оказаться вполне актуальным в перспективе  возможного нанотехнологического бума и необходимости решения проблем саморазвития и самовоспроизводства систем на иной элементной базе, нежели белки и нуклеиновые кислоты.
Попытка такого рода «семантического», — или, может быть, околосемантического, — подхода к биологической проблематике при мало-мальски последовательном подходе неожиданно заставило всерьез поставить вопрос о синтетическом познании. Оказалось, что «корни» базовых понятий биологического познания находятся настолько глубоко и требуют для эффективного использования таких обобщений, что наиболее фундаментальные проблемы биологии попросту неразрешимы в рамках доселе употреблявшихся частных подходов. Таким образом, эта часть сайта на настоящий момент представляет собой совокупность взаимосвязанных статей, объединенных в озоглавленные циклы, тематика которых отчасти пересекается. Публикаций, дублирующих предлагаемый вашему вниманию материал, ни в русскоязычной, ни в переводной периодике мне, по крайней мере, обнаружить не удалось.
Примерно то же можно сказать о художественных произведениях, отдельные фрагменты которых размещены на сайте. Я – давний поклонник и постоянный читатель научной фантастики, фэнтези и сходной литературы. Потребляю весьма разнокачественные вещи, только в исключительных случаях не могу дочитать какой-нибудь опус этого рода до конца, но по-настоящему предан немногим. Это, безусловно, братья Стругацкие, Андрей Лазарчук, почти все у Олди, многое у Дьяченко, и отдельные любимые книги других авторов, вроде «Миссионеров» Лукиных, «Волкодава», или «Последнего кольценосца» несчастного лентяя Кирилла Еськова. Стараюсь читать Дивова, особенно нынешнего, позднего, это повышает тонус. Это – превосходные люди и превосходные вещи, но у них есть коренной недостаток: время от времени хочется прочитать хорошую книгу на какую-нибудь пришедшую в голову тему, а ее как раз и нет. Никто не сподобился написать о том, о чем хотелось бы именно прочитать мне.
Какой будет жизнь и судьба летчика, занимающегося на службе государства спецоперациями, фактически – террором в отношении стран, групп и отдельных лиц? Каков будет он сам, как личность, его друзья, сослуживцы, знакомые? Какие, наконец, изменения претерпеет эта самая личность в ходе своих героических будней? Пираты в ультрасовременном  благополучном мире, как и каким способом будет вовлечен в борьбу с ними окружающий мир? Это — в рамках одной книги, и что интересно, она была написана тогда, когда о сомалийских пиратах и слыхом никто не слыхивал.
Как могла бы начаться, протекать и к  чему привела бы нанотехнологическая революция в СССР году в 73 – 74? Как сказалась бы на судьбе рабочих, инженеров, воров, крестьян, военных, хронических алкоголиков? Какое общество, с какими отношениями начало бы формироваться через десять-пятнадцать, двадцать лет?
Как именно, по каким побуждениям и в результате какого стечения обстоятельств группа закоренелых индивидуалистов в условиях середины двадцатого века могла переселиться в другой мир, и что этому сопутствовало?
Книг на эти темы не было, прочитать их – хотелось, записи того, чего именно хотелось бы, постепенно накапливались, что получилось, судить вам. До сих пор в Интернете в библиотеке Мошкова была размещена только одна моя книга, роман (роман — потому что, в том числе, про любовь) «КНИГА ПРЕДТЕЧ». Понравится, захочется больше, — милости прошу. Повторю: именно эти темы и сюжеты не имеют образца, и появились именно по этой причине. Было бы по-другому, я бы предпочел читать чужое. Что гарантирую, — по одной новой научно-фантастической теме (примеры из прежнего: тепловой луч, машина времени, атака агрессивных пришельцев, восстание машин, ставших слишком самостоятельными, мир после катаклизма, Агасфер, — всего не так уж много) на роман, как минимум.
Третья часть опять-таки появилась в результате сходных причин.  Около четверти века без малого у нас неожиданно появилось нечто вроде политики. И до сих пор, на разные лады, самые разнообразные люди перепевают одни и те же три-четыре подхода к решению российских и мировых проблем. Подходы, понятное дело, почтенные и проверенные временем, но почему только они? Одно время мне казалось, что разговор про дефицит идей — обычная болтовня, но потом убедился, что никаких денег не хватит, чтобы решить иные проблемы, если нет идей, причем обоснованных, сформулированных и соотнесенных со всем предыдущим.
В данном аспекте постепенно сложился целый ряд предложений, которые, во-первых, не имеют предшественников по наиболее существенным признакам. Кроме того в них  принципиально НЕТ предложений:
а) все отнять и поделить поровну,
б) расстрелять всех плохих людей и оставить хороших,
в) призывов всем срочно стать хорошими и вообще никаких расчетов, основанных на морали или ее изменении,
г) не умничать и принять к безусловному исполнению то, что разработали Умные Люди, — понятное дело, за рубежом,
д) изолироваться, избавиться от чужаков, чуждых идей и веяний, «закуклиться, свернуть пространство и остановить время».
Синтез — радикально отличается от химеры, от паровоза с ногами или парохода с запасным парусным вооружением. Это, то есть соблюдение требований синтеза и системогенеза, я, кажется, могу гарантировать. Ознакомьтесь, может быть, понравится. Может быть — отчасти сгладит дефицит идей, может быть — даст умным людям материал, от которого можно оттолкнуться, не согласившись.
И, наконец, «последнее по счету, но не по значению»: медицина, то, чем я занимаюсь профессионально не менее 240 часов в месяц четверть века. «Гравитационная хирургия крови», это роскошно-научное и совершенно идиотское название моей узкой специальности, к которому (названию) я не имею никакого отношения совершенно. Это — совокупность способов воздействия на внутренние среды организма, — прежде всего кровь, — которое не предполагает введения туда чего-то такого, вроде лекарств, вакцин, чужеродной крови и плазмы. Мы вмешиваемся, убирая лишнее, используя технологии имеющие эффект, который можно рассчитать. Самое смешное, что многое из тех подходов, которыми мы рутинно пользуемся на протяжении ряда лет с очевидным эффектом, тоже до сих пор не используется ни у нас, ни на загнивающем Западе. Мы публиковали статьи, простые, как мычание, для  того, чтобы понять приведенные выводы, не требовалось быть знатоком в патобиохимии и патофизиологии, они касались того, что и как делать в тех или иных совершенно конкретных, насущных случаях, с приведением статистики, — никаких организационных выводов. Тут немного, но интересно, может заинтересовать коллег, имеющих специализацию по травматологии, камбустиологии, абдоминальной хирургии, урологии, хирургической гинекологии и акушерству, неврологии, офтальмологии, пульмонологии, инфекционным болезням и, прежде всего, реаниматологии и интенсивной терапии. В ряде отношений опыт наш можно считать попросту уникальным. Это касается прежде всего лечения тяжелой механической и ожоговой травмы, — и кое-каких мелочей практического и тактического свойства помимо. Статьи предельно краткие, ориентировочные, но буду рад оказаться полезным, если кто-то захочет уточнений. Если кого-то заинтересует конкретная статистика или клинические примеры — обращайтесь, отвечу, но спустя какое-то время.

Откуда дровишки?: Один комментарий

  1. КНИГА ПРЕДТЕЧ — потрясающая книга. Посильнее чем у Стругатских будет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>